October 13th, 2013

Don Quihote

"Нос"



Мой Октябрь в НЙ получается очень насыщенным событиями: только посмотрела в среду "Евгений Онегин", а сегодня слушала "Нос" Шостаковича по Гоголю, с преогромным удовольствием. Метрополитен опера в течение ряда последних лет озабочена привлечением новой аудитрии. Мне кажется, что лучший спектакль для этой цели трудно найти. Постановка южноафриканского художника и режисера Уильяма  Кентриджа феерична и гениальна, как и музыка Шостаковича.

Гоголь написал "Нос" в 1836г., когда ему было 24 года. Шостакович написал музыку к опере "Нос" в 1927г., в  22 года.
Опера была поставлена в Санкт-Петербурге в 1930г. и тут же запрещена советской властью, чтобы второй раз возродиться к жизни только в 1974г. В Метрополитен опере "Нос" впервые поставили в 2010г. Одна из немногих авангардистких опер, которую сразу приняли хорошо и зрители и критики.

Постановка ближе ко времени написания музыки Шостаковичем, чем ко времени действия рассказа у Гоголя, разве что обороты речи остались из гоголевских времен.  Газетные новости, заголовки и фразы, графика в стиле русского модернизма, пришли из 20-30х годов прошлого века. Тоталитарный режим и то, что происходит сейчас в России являются предметом внимания Кентриджа и фоном спектакля.
Один из полицейских приставов явно смахивал на Путина, не обошлось и без портрета Сталина.
Героем оперы является Шостакович, подумала я, когда слушала музыку, и впоследствии встретила такое высказывание у одного из критиков, чему обрадовалась, как подтверждению моих интуитивных догадок.

Бразильский певец Паулу Шота исполнял партию Майора Ковалева, австралиец Александр Льюис - партию Носа и солист Мариинского театра Андрей Попов исполнял партию Квартального надзирателя. Дирижер-Валерий Георгиев.
«Нос» - совместная постановка Метрополитен оперы, Фестиваля Экс-ан-Прованс и Лионской Национальной оперы.
В остальном мой рассказ дополняют фотографии сцен и декораций из спектакля.

Мне в спектакле понравилось все: диссонансная музыка передающая находящиеся на пределе эмоции героев, чудесный дизайн и постановка Кентриджа, игра и пение, за исключением, пожалуй, перегруженности некоторых сцен политической мотивированностью и абстрактными персонажами из непонятных эпох.
В спектакле много намеков и вполне откровенных подсказок, графический язык, напротив, очень абстрактный и символичный. Мне было интересно, что из той эпохи поняли американские зрители? Судя по аплодисментам, всем очень понравилось и без расшифровки символов.



Collapse )