?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Когда время говорит

Хочу рассказать о событии, которoe чудесным образом перенесло меня в средневековый Париж.
Речь идет о выставке фотографий Чарльза Марвиля в Метрополитен музее-"Charles Marville: Photographer of Paris", который с 1853 по 1879гг. сделал несколько великолепных серий снимков Парижа.
Марвиль использовал разные техники, доступныe на то время, я их в деталях описывать не буду. Одной из особенностей процесса съемки тогда была длинная выдержка (10-15) сек., и все движущиеся объекты на фотографиях исчезали вовсе или превращались в размытых "призраков". Негативы делали на специально обработанных листах бумаги, потом появились стеклянные пластины.

Попав в зал я подолгу задерживалась возле каждой фотографии и читала сопроводительный текст, потому что мне было интересно. Вглядевшись повнимательнее в одну из фотографий, которая показывала, разрушенные жилые дома, на месте будущего проспекта Оперы (avenue de l’Opéra), который вел к будущему дворцу Гарнье (Palais Garnier) или Парижской опере, (сейчас ее называют Оперой Гарнье), я обратила внимание, что рабочие на снимке, стоящие на земляной насыпи впереди и на верхушках стен полуразрушенных домов, как бы застыли в картинных позах, и смотрят в сторону камеры.



Charles Marville: Construction of the avenue de l’Opéra: Butte des Moulins, December 1876

Заподозрила что-то неладное, так как их движущихся, просто не должно было быть видно. Потом догадалась: фотография была поставлена, как спектакль, а рабочие, позировали, как статисты. Уже позднее нашла статью, где упоминалось, что Марвиль, пользовался неограниченными полномочиями фотографа, работающего на правительство, которыми его наделил барон Осман, префект департмента Сены, автор реконструкции и перепланировки Парижа в эпоху Наполеона III.
После моего удивления перед грандиозностью поставленной задачи, мне и захотелось рассказать об этой выставке и самой узнать побольше об удивительных фотографиях.

Ниже мой вольный пересказ-перевод из многих источников, по этой же причине не даю ссылки.

Charles Marville (1813-1879).
Чарльз Марвиль приобрел известность благодаря документальной съемке старого Парижа. Он получил правительственный заказ сфотографировать окрестности Парижа, подлежащие сносу, в течение реконфигурации города бароном Османом между 1853 и 1879 гг.

Его настоящее имя-Шарль-Франсуа Bossu-, что означает " горбун ".

В начале своей карьеры Марвиль работал  в качестве художника-иллюстратора для прессы и на заказ в качестве фотографа. У него было много превосходно исполненных ландшафтных снимков Парижа, он также снимал во время путешествий в Италии и Германии, что объясняет, почему он получил этот заказ. Один из источников упоминает, что он работал фотографом в Лувре в 1851г.
Марвиль также сделал несколько смелых проб в фотожурналистике, настолько овладев техникой недавно появившейся фотографии, что смог запечатлеть движущуюся толпу и изобилующее зрелищами и помпезными украшениями крещение императорского сына в 1856 году.

Его мастерство было таково, что он сделал серию снимков облаков над Домом Инвалидов (с крыши своей студии)  за 50 лет до того, как облака стали хорошо получаться на фотографиях, (облака, как правило, не сотрудничают с длительным временем экспозиции). Его фотографии промышленных районов и страшно загрязненной реки Бьевр, (ныне в трубах ), оставляли впечатление пасторальной красоты, а огромные, анимированные сцены разрушения трущоб Бют-де-Мулен напоминали, что обновление городов сродни войне. Помимо всего прочего, после его съемок остались масштабированные репродукции этих событий.

Вершина его карьеры совпала с годами существования Второй империи, когда Париж трансформировался в современную столицу Европы. Директор городских общественных работ, префект департмента Сены, Жорж-Эжен Осман и его помощник лейтенант Альфонс Альфан, при поддержке Наполеона III  приняли решение снести большие участки старого Парижа, чтобы проложить путь для бульваров, торговых пассажей, жилых домов, монументальной оперы и серии общественных парков, в том числе в Булонском лесу.
Как официальный фотограф города после 1862 г., Марвиль имел полномочия, снимать в любом месте, чтобы засвидетельствовать этапы творческого разрушения. Его широкоформатная камера запечатлела новые перспективы открывшиеся по всему городу, а также целые кварталы с людьми, которые были перемещенны на окраины, чтобы освободить место для выстроенного по планам и процветающего буржуазного Парижа.
С 1862 по 1876гг. негативы снимались им на большие стекляные пластинки (размером примерно 16 дюймов на 20 дюймов ), их отличала точность детализации и идеальный, от края до края, баланс композиций. Получившиеся у Марвиля фотографии своей смелостью были почти авангардны.
Многие снимки он делал рано утром, когда город был пуст, или с такими длинными выдержками, что движущиеся люди в них появляются как своего рода туман, эти картины изображают Париж скорее как город-призрак, чем шумную столицу.
Современники вспоминали  Марвиля как властного человека и психопата. Он был родом из семьи ремесленников-кожгалантерейщиков (по одной версии, сыном портного и прачки, по другой), не был богатым и, возможно, не поднялся бы так высоко по карьерной лестнице, если бы не был профессионально агрессивным и умел льстить власть имущим.

На своих фотографиях Мервиль бесстрастно документировал эпоху, не осуждая и не одобряя происходившие насильственные перемены, санкционированные Османом и Альфаном. Это однако, не исключало художественной ценности снимков. Мастерство его фотографий зависело и от власти, которой он пользовался в качестве представителя правительства.

Марвиль разглядывал признаки парижского прогресса в 1860 годах-в виде фонарей, киосков, писсуаров - с любопытством равнодушного социолога, но и не без художественного осмысления. Каждая малая архитектурная форма в серии снималась в отдельном интерьере, что придавало им индивидуальность. Такую же научную беспристрастность можно увидеть в его снимках зданий, сожженных мятежными парижскими коммунарами в 1871 году.
На своих фотогафиях он не менее внимательно выстраивал композицию с лачугами, каменистыми дорожками, бесплодными деревьями и одинокими фигурами, чем в самых богатых кварталах города. В его работах можно явственно ощутить привкус ностальгии.



Charles Marville - Building of Avenue de l''Opera, building site of the mound of Moulins near passage Moliere, Paris.
Строительство проспекта Оперы-вновь искусно выстроенная композиция, застывшие рабочие на земляных возвышениях, люди на преднем плане смотрят в камеру.


Charles Marville: Place Saint-André-des-Arts (sixth arrondissement), 1865–1868

Закон, принятый около 1880г., ни при каких обстоятельствах не разрешал размещение надписей на любом здании в городе. Вот почему эта фотография, сделанная Марвилем около 1865г., особенная. Она показывает не повозки на колесах или лошадей на привязи в передней части здания, ее цель - само здание, которое все покрыто надписями: рекламой кожи, вина,  услуг плотников, паровой бани на улице Monsieur Le Prince и более скромнй "водяной бани" на улице Larrey. "Механические кресла-кровати для больных и раненых", говорится в расположенной выше вывеске, где пациента подпирают с помощью одного из сказочных устройств.


Charles Marville: Impasse de la Bouteille (de la rue Montorgeuil) (second arrondissement), 1865–1868
Содержимое канавок посредине улиц до строительства городской канализации по проекту Османа, было весьма традиционным ).


Барон Осман позаботился  не только о широких бульварах, он построил канализацию и установил общественные писсуары, так чтобы новые мостовые никогда не воняли. Осман (и его гигиеной-одержимый суверен, Наполеон III) хотели  сделать Париж новым, чистыми и современным.






Charles Marville - Fountain of the Innocents, Paris, France

Сквер Невинных младенцев, в центре которого находится одноименный фонтан (Fontaine des Innocents). Сквер появился в 1858 году на месте старинной церкви Невинных младенцев и расположенного поблизости кладбища.
Фонтан был создан знаменитым архитектором, работавшим над строительством Лувра, П.Леско и не менее известным скульптором Ж.Гужоном в середине 16 века. Сначала фонтан находился на улице Сен-Дени, а потом был перенесен сюда.


Charles Marville-Les Piliers des Halles, rue de la Tonnellerie
На этом снимке можно увидеть строения древнего Центрального рынка в Париже, со стенами и колоннами, которым в 1850г., когда снимок был сделан,  могло быть более 800 лет (рынок существовал с начала 12 века). Марвиль сделал этот снимок улицы, которую должны были снести, перед началом строительства. На ней запечатлен средневековый Париж, которого уже нет.


Les Halles/Ле-Аль-Центральный рынок ("Чрево Парижа"), построенный в рамках реконструкции барона Османа в 1863г. на месте старинного средневекового рынка, который существовал в центре Парижа с начала 12 в. Строительство Ле-Аль было частью усилий сделать Париж чистым и современным: вместо старого хаотичного рынока выплескивающегося на улицы, Парижу требовался хорошо проветриваемый, санитарный корпус наполненный воздухом.
Этот рынок в свою очередь был разрушен в 1969г.


На то время рынок, построенный из стали и стекла, был чудом инженерного искусства-"видение" Наполеона III требовало для рынка простора, света и воздуха. Им был определен дизайн перекрытий для павильонов: "Се Sont де vastes Parapluies qu'il меня Faut; Rien де плюс! "-потребовал император.
-" Я хочу здесь огромные зонтики! Больше ничего."


Charles Marville:Les Halles, Paris, 1870
На этом снимке вид павильона изнутри, "туман" на переднем плане-движущаяся толпа и продавцы за прилавками, снятые с длинной выдержкой.



Halles aux Blés (Intérieur)-Марвиль проделал огромную работу, запечатлев на фотографиях все типы чем-либо примечательных (декоративно) элементов малой архитектуры: фонарных столбов, киосков, писсуаров (да-да), возведенных по проекту Османа.
Только газовых фонарей в городе было установлено около 20000 тыс.









Charles Marville:"Rue de Constantine", c. 1865

"Но помимо того, чтобы сделать Париж удобным и чистым, Осман преследовал и еще одну цель — облегчить возможность подавления очередной революции: в ключевых точках города расположились казармы, а широкие бульвары, призванные облегчить продвижение кавалерии и артиллерийских расчетов, имели боковые въезды, по которым военные могли обойти любую баррикаду, которую задумали бы возвести в очередной раз чем-то недовольные жители".


Charles Marville - Paris Street Soufflot, the Pantheon, 1858-78

Фланер

Решила снабдить эту фотографию вольным переводом из текста к ней:
" Фланер/Flaneur, лучше всего описывается как :
- праздный человек, созерцающий, прогуливаясь, течение жизни вокруг себя;
- мужчина;
- из богатой семьи, в связи с этим, свободный от забот о хлебе насущном;
- стильный и современный.
Это был просто персонаж, созданный художниками, когда человек мог затесаться в толпу и наблюдать ее, не будучи замеченным. В 19 веке это не могла быть женщина, так как было бы странно для женщины, оказаться праздной в толпе на улице, ей пристало присматривать за домом и семьей. С 1852 по 1870гг. происходила Османнизация/Haussmannisation Парижа, трущобы были очищены и город был открыт, воздух очистился, что позволило избавиться от болезней. Так как люди теперь могли перемещаться  гораздо быстрее, это также помогло местному предпринимательству, стало проще и... фланировать.
Чарльз Марвиль захватил Haussmannisation на камеру, когда большинство зданий имели скошенные крыши, мансарды на вершине каждого здания, и одинаковое количество этажей (6-7). Это перемены стали рождением и смертью Фланера, так как новые классы людей обосновались в Париже и город переполняла толпа, но, с другой стороны, он имел намного больше простора и места, чтобы наблюдать."


Banks of the Bièvre River at the Bottom of the Rue des Gobelins (Fifth Arrondissement), 1862. Charles Marville
Набережная р. Бьевр

Charles Marville: The Bièvre River (fifth arrondissement), c. 1862  На фотографии кожевенные мастерские на берегах р.Бьевр.



Из серии очерков Никиты Сарникова "Париж вчера и сегодня" :

"История существования реки тесно связана с парижскими профессиями – дубильщиков кожи, красильщиков, ткачей, прачек. Бьевра ...раньше впадала непостредствненно в Сену, но с начала XX века она попадает в центральный коллектор парижских сточных каналов, знаменитых парижских подземных водных коммуникаций, основы которых заложили ещё римляне.
Существует два варианта происхождение названия реки. Согласно первому название происходит от латинского названия бобров – на латыни – biber. Другие исследователи считают что это кельтский корень beber, слово, обозначающее темно-коричневый цвет. Есть вариант, по которому название происходит от латинского глагола bibere что означает – пить.
Все эти слова – и слово «пить», и слово «темно-коричневый», и даже кельтское слово «bawa», что означает грязь, имеют отдаленное отношение к бобру или образу жизни этого животного: ни одни раскопки не смогли подтвердить, что на берегах Бьевры жили бобры – не было найдено ни одного скелета этого животного. Поэтому историки предпочитают вариант, согласно которому название своё река получила из-за своих мутных темных вод буроватого цвета."
"...В XVI веке у Бьевры было и другое название – река Гобеленов или просто – Гобелена. Такое название было связано с тем, что на её берегах расположились знаменитые мануфактуры, которые использовали её воды в процессе окраски тканей и гобеленов. Уже тогда грязные воды Бьевры были символом нечистот.
Об этом мы находим красноречивое свидетельство в первом романе Франсуа Рабле о приключениях Гаргантюа и Пантагрюэля. Это эпизод, в котором рассказывается об одной из шалостей Панурга. Спутник Гаргантюа решил отомстить одной из парижских красавиц, отвергшей его ухаживания. Он посыпал её платье порошком, привлекшим кобелей со всей округи. Эти кобели описали не только её платье, но и дверь её дома так, что образовался целый ручей, стекающий в реку Гобелену (Бьевра) и без того известную тем, что вкус воды в реке напоминает собачью мочу.
Такая репутация реки сохранилась надолго. Она сложилась ещё в начале XI века. К 1085 году относятся первые упоминания о дубильщиках кожи, устраивавших свои мастерские вдоль реки.
...Кроме дубильщиков кожи на берегах Бьевры располагались и другие не менее вредные профессии – скотобойни и красильни. Отходы их работы сливались в реку, а затем они оказывались в Сене. Однако этот факт не остановил парижский парламент, который в 1376 году издал указ, обязывающий представителей всех этих профессий выбрасывать отходы в Бьевру, а не в Сену. Этот указ, судя по всему, не имел никакого эффекта, так как король Генрих III, один из первых королей, занимавшийся благоустройством Парижа, приказал изгнать все вредоносные профессии с берегов Бьевры и обязал их работать в пригороде Сен-Мартен.
В XVвеке в район Бьевры приехали ведущие специалисты в области ткачества и окраски тканей, самый знаменитый из которых Жан Гобелен (музей гобеленов находится там и сейчас). Его мануфактура стала одной из самых известных в Европе, а ковры стали называться его именем – гобелены. Они были известны тем, что цвета со временем не исчезали, не становились блеклыми, не теряли свои изначальные качества. Секрет их окраски хранился в строжайшей тайне. Одни считали, что секрет заключается в том, что вода Бьевры очень богата кальцием, однако злые языки утверждали, что стойкость красок объясняется большим содержанием в воде мочи, в том числе и собачьей, упомянутой у Франсуа Рабле.
Но даже в такой крайне анти-экологической (выражаясь современным языком) ситуации, работникам мануфактуры тканей приходилось бороться за чистоту воды, которую они использовать для своих производственных нужд. Так Жан Гобелен добился запрета для прачек использовать воды реки Бьевры для стирки белья. Уже этот факт говорит о том, насколько вода в реке была грязной. Описание невероятно тяжелой и грязной работы парижских прачек можно найти в очерке Гюисманса.
По-своему тогдашние жители Парижа боролись за чистоту воды. К середине XIX века русло Бьевры было разделено на два рукава. Один назывался Бьевра живая, а другой – Бьевра мертвая. Этот второй рукав можно было бы назвать и по-российски – речка-вонючка. Такие речки и сейчас существуют почти в каждом городе России.
В конце XIX века русло Бьевры стало постепенно скрываться под землёй, где она протекает и сейчас. Были сделаны сначала кирпичные своды, а затем были проложены трубы. Прогуливаясь по 13-му району Парижа и глядя внимательно себе под ноги, можно увидеть медные медальоны, которыми отмечены два рукава Бьевры (Бьевра живая, а другой – Бьевра мертвая). Эти медальоны очень похожи на медальоны, которыми в Париже отмечен знаменитый парижский меридиан, измеренный Домиником Франсуа Араго. Появлению этих медальонов мы обязаны мысли о воскрешении Бьевры. Эту мысль выдвигают многие: и артисты, и местные жители, и даже некоторые политические деятели муниципального уровня, однако, скорее всего она так и останется в мечтах."





Charles Marville: Boulevard Henri IV (de la rue de Sully) , (fourth arrondissement) c. 1877/ Бульвар Генриха  IV (де-ла Рю де Сюлли).

На фотографии Марвиля схвачена сюрреалистическая природа происходящей трансформации города. Это бульвар Генриха IV, на восточном краю квартала Маре: будничные грязь и щебень под плоским небом да пара лошадей слоняются перед одиноким зданием.
В отдалении, на площади Бастилии, виднеется Июльская колонна. Рельсы тянутся из Американскго карьера-каменоломни, в которой добывался гипс и камни на жернова для строительства новых зданий в центре города. Старые шпалы валяются на земле, зияют канавы. Это пустынное, с выжженной землей место, сегодня-парк Бют-Шомон, одно из самых зеленых  мест в Париже.


Assassination of Henri IV and the arrest of Ravaillac, 14 May 1610, by Charles-Gustave Housez
Убийство короля Генриха IV в Париже в 1610г.  католическим фанатиком Франсуа Равальяком, правда, произошло это на другой улице - Rue de la Ferronerie



Charles Marville: Impasse de l’Essai from the Horse Market (fifth arrondissement), c. 1868,


Marville's Vanished Paris - вид на "красные" пригороды Парижа, которые окружали новый город, построенный бароном Османом.
На переднем плане  Марвиль поместил статиста.



Charles Marville : Hôtel de ville de Pari
Здание парижской ратуши Отель-де-Виль (фр. Hôtel de Ville), где с 1357 года размещаются парижские муниципальные органы власти. Отель-де-Виль расположен на бывшей средневековой Гревской площади (place de Grève), ныне площади Отель-де-Виль в 4-м округе Парижа на правом берегу Сены.



Charles Marville Hotel de Ville Paris 1871.
На снимке Марвиля-великолепный интерьер внутреннего пространства парижской ратуши Отель-де-Виль с парадной лестницей и обширным холлом, где можно было "себя показать и на других посмотреть."



Разрушенное во время событий Парижской коммуны здание ратуши в 1871г. Если присмотреться, пространство на переднем плане заполнено "призраками" (движущимися людьми).


Rue des Saules, Montmartre

Одна из немногих старинных улочек, снятая Марвилем, сохранилась до наших дней почти без изменений (см. ниже)



Comments

( 12 — Leave a comment )
viromiro
May. 1st, 2014 05:02 am (UTC)
Спасибо, прочитала с огромным интересом. Ничего не знала об этом фотографе. Фотографии изумительные, а комментарии к ним делает Ваш рассказ очень увлекательным чтением и смотрением. Столько узнала любопытного, а фотографии можно рассматривать и рассматривать. Отдельная тема - история застройки города... Ух, сколько всего... :)
drakosh_a
May. 1st, 2014 03:49 pm (UTC)
Я сама не ожидала, что находить материалы о нем окажется так интересно: целая эпоха открылась. В Метрополитен музее идет еще одна выставка посвященная эпохе Второй империи во Франции. Если у меня хватит куража попробую о ней тоже написать, хотя времени уходит много, а страничка живет один-два дня.
viromiro
May. 2nd, 2014 04:21 am (UTC)
Да, это очень обидно и недостаток всех социальных сетей.Столько труда, столько времени уходит..., а резонанс не всегда адекватный. Хорошо хоть, что в ЖЖ есть возможность поместить в Избранное, что я и делаю с некоторыми Вашими постами :)
viromiro
May. 2nd, 2014 04:24 am (UTC)
И этот, конечно, тоже :) Очень он "вкусный" :)))
drakosh_a
May. 5th, 2014 02:32 pm (UTC)
Самое интересное, что Наполеона III не стало в 1873г. и умер он в изгнании, а Марвиль все продолжал снимать Париж и перемены.
viromiro
May. 6th, 2014 06:01 am (UTC)
Искусство вечно! :)
big_apple1
May. 5th, 2014 08:37 am (UTC)
Спасибо, замечательный пост. История фотографии - это праздник! Столько интересного узнаешь.
drakosh_a
May. 5th, 2014 02:35 pm (UTC)
С таким фотографом, как Марвиль...)
big_apple1
May. 6th, 2014 11:46 am (UTC)
Это точно!
infernalis_zizi
Jul. 5th, 2014 08:24 pm (UTC)
великолепные снимки! спасибо, что познакомили!
drakosh_a
Jul. 6th, 2014 03:19 am (UTC)
Хорошим приятно делиться :)
appassionata_lr
Feb. 17th, 2015 06:12 am (UTC)
Спасибо большое, выставка и рассказ очень интересные!
( 12 — Leave a comment )

Latest Month

April 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com